Самарские судьбы

Самара - Стара Загора
Блоги
КривоРожкаПока еще не уже
Еще не время. Не пора.
Еще не гаснет свет.
Еще не кончена игра,
И проигравших нет.

Еще всевидящий судья
Не вынес приговор.
Еще других, а не меня,
Судьба сметает в сор.

Еще пронзителен и чист
Высокий небосвод.
И жизнь моя, как белый лист,
Что первой строчки ждет.

И так мне больно иногда,
Что не хватает слов.
Но все горит моя звезда
За гранью светлых снов.

И полнится восторгом крик
На диком вираже,
И каждый день, и каждый миг –
Еще, а не уже.
Заметки на стенеЧёрные розы (продолжение 33)
Аполлон не знал ответов на эти вопросы, он просто знал, что не может удалить эпизод с трупом.
Это реальность, Аполлон, это всё произошло на самом деле. Всё, что ты пишешь, происходит на самом деле.
Господи! Аполлон схватился за голову. На него вдруг нахлынуло осознание огромной ответственности, которое лежит на его плечах. Он творит реальность или описывает то, что уже произошло? Чёрт, откуда у него такие мысли? Он же просто писатель. Он просто выдумщик, фантазёр, он создаёт миры из собственных мыслей и грёз. Всё, о чём он пишет, не существует на самом деле.
лирика,прозаТы - свеча!
(к Ивану)

Всё проходит, и это пройдёт…
Солнце брызнет янтарным соком!
В каждой клеточке, будто в сотах,
В каждой жиле – цветочный мёд!

Ты забудешь, как страшный сон,
И печаль, и тревоги с болью.
Страхи – вон! И сомненья – вон!
Видишь свет? – Это путь к здоровью.

Будет всё: голубой апрель,
В небесах – жаворонок-птаха…
Ты в себя до конца поверь,
Не оставив ни шанса страхам!

Жажду жизни испей смелей!
Дрожь в коленях оставь тщедушным…
День вчерашний забудь скорей -
Новый день станет самым лучшим.

Жизнь – подарок… А ты – свеча!
Яркий свет отпугнёт ненастье…
Видишь, Ангел стоит у плеча?
Он тебе напророчил счастье!
"Хроники самарочки"В Самарской области отметят День воинской славы России – День полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады


27 января на территории Самарской области пройдут торжественные мероприятия, посвященные 76-й годовщине полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады (1944 г.).

В образовательных учреждениях губернии пройдут уроки мужества, будут организованы Вахты Памяти.
Памяти "Немца"...С приветом!
Я где-то в тупике...
Как выбраться? Не знаю...
Когда рука в руке
мы шли с тобой по краю,
ты руку отпустил
и снова взять не смог...
Ждала тебя ждала...
Помилуй, Бог!

Налево не пойдёшь, -
заказана дорога...
Направо не пройдёшь...
Ещё вперёд немного?
Дороги нет назад -
там только боль и ложь...
Куда, Судьба, ведёшь?!

Где выход? Как мне жить?
Куда идти? И надо ль?!
Чем стоит дорожить?
И что считать наградой?
Вся жизнь - сплошной вопрос...
Нет у Судьбы ответа...
Ну всё. Стою и жду...
С приветом!
ЗинаидаТоска ( посвящается супругу !994год)
На улице зима.
Мороз трещит,
Метель метёт,
А на душе
Печаль да мрак
А во дворе
вороний крак.
Что, всё уж кончено?
Не может быть!
Сказал бы ты; -
Стряхни, печаль,
Как траурную шаль.
Поверь, жизнь
не закончена.
Живи и жизнью дорожи,
А счастье будет впереди,
Пожалуйста, живи!
ЗинаидаПамять. (посвящается супругу Анатолию написан 1994 году)
Шли мы по жизни вдвоём,
Мой супруг, дорогой.
Поддерживая друг друга во сём.
Но вот в дом пришла беда.
Она приходит невзначай всегда.
И ты ушёл, ушёл навсегда.
От туда нет возврата ни кому
и ни когда.
Но как мне жить, подскажи,дорогой?
Ведь не подготовил меня
Ты к жизни другой.
И я должна найти силы в себе
И одолеть пустоту в душе.





Я, как раненая птица, осталась одна,
В небо мне уж и не взвиться,
Больно рана тяжела!
Как мне страшно осознать,
Что судьба моя,
Жить мне одинокой без тебя!
Памяти "Немца"...Прости меня
Я слишком многое тебе позвОлила, а зря...
С тобой прощаюсь на задворках января.
Придётся как-то всё, что было, пережить...
И дальше жить.

Я позволяла не любить себя... Прости!
Не получилось тебе счастья принести...
Не получилось стать единственной твоей
в кругу друзей...

Себя позволила унизить и забыть.
Всё задавалась я вопросом: как же жить?!
И ты решил, что на задворках января,
я лишь твоя...

А на пороге - високосность февраля.
Там на душе ещё морозов хрусталя...
Но день становиться длинней, день ото дня,
меня храня.

Весною будет послевкусье новых встреч.
Не удалось любовь нетленною сберечь...
А всё, что было, было в общем-то не зря!
Прости меня...
ЗинаидаМаныч ( река моего детства 1994 год)
Речка тихая, степная,
Вьётся лентой голубой,
А лиман её широкий,
Тихо плещется волной.
И она меня ласкает.
Словно в детство приглашает.
Окунусь в волну её высокую,
Пусть несёт она меня,
В детство милое , далёкое,
Туда, где в детстве я росла!
ЗинаидаРоссия моя многострадальная (1991год)
Родина моя, многострадальная, святая!
Люблю тебя от южного до северного края!
Реки,поля, моря твои, озёра
И горы не ускользнут от взора.

Но вот пришла в страну беда.
Пришла не от ворога чужого,
А своего, казалось бы, родного
Ошибка страшная повторилась снова!

Историю повернули вспять...
Грабят, крошат, громят,
Терпеть этот бес предел
Нет ни какой уж мочи!

Разворовали, развратили,
А награбленный капитал
за бугор свалили.
В чужие банки положили.

Народу, "свободу" дали.
Гуляйте, граждане, колитесь, пейте
До сыта свободой наслаждайтесь!
Как больно,это видеть!

Но знаю!
Куда бы нас не занесло...
Мы!
Возродимся снова!
Мои стихи, песни и прозаЧудо снежное
Нет зимы: дождливо, ветрено
В этом сером январе…
Но сиренево-серебряно
Вдруг на утреннем дворе!
Что случилось? Взоры ожили,
Закружилась голова:
Первым снегом припорошена
Прошлогодняя трава!
Очарованный картинкою,
Наслаждаюсь чудом я:
Будто шалью-паутинкою
Принаряжена земля!
И губами робко трогаю
Серебристый снежный тальк,
И шепчу ему растроганно:
«Ты, пожалуйста, не тай!»

24.01.2020
"Эхо старых следов"Червовой Галине
Памяти "Немца"...Танюшкам!
Тани, Танечки, Танюшки!!!
Мои милые подружки!
Снова год мелькнул и вот!
Поздравление Вас ждёт!

В зимний день морозный, снежный,
появились Вы на свет...
Но для Вас он очень нежный
уже много-много лет.

С Вашим праздником, Танюшки!!!
Пусть Вас любят небеса!
Вам , Танюшки-хохотушки, -
рядом близких голоса!!!

Пусть сияет день морозом,
чистым небом небом - без войны!!!
И вперёд - к весенним грозам!!!
МИРА ВАМ И ТИШИНЫ!!!
На острие эмоцийДень обнимашек
Обнимашки, обнимашки!
С Надькой, Любкой, Ленкой, Машкой!
С Маргаритой Львовной тоже!
Ух, ты, день, какой хороший!
Обниматься можно даже
С Софьей, с Викой и с Наташей,
С Зинкой, с Ольгой, с Верой, с Таней,
Потому что наступил
День Всемирных обниманий!
Обнимайся, что есть сил!

Я-то уж не растерялся,
Я-то уж не упустил!
Я – по по-олной обнимался,
Ни одну не пропустил!
С Катериной, Иркой, Галкой!..

Но… жена взяла вдруг скалку
И испортила весь праздник.
Так мне врезала, нахалка,
Со всей дури!.. И не разик,
А, как минимум, сто раз!
У меня от безобразий
Ейных свет в глазах погас.
Еле я живой остался.
Напрочь всех лишился сил,
Кое-как потом поднялся:
- Лупишь-то за что?! – спросил.

Повод странным показался.
А ответ – ваще сразил:

- Ты со всеми обнимался,
Лишь одну меня забыл!
На острие эмоцийТвари
"На Красной планете все твари уснули,
Попрятались в щели моллюски и йети..."
.
(Михаил Мишустин).

На нашей планете все твари проснулись,
И как в 41-ом из разных щелей,
К российским границам опять потянулись,
Чтоб нас уничтожить как можно скорей.

Проросшие споры поганой грибницы,
Что были разброшены в центре страны
Коварной рукой из фашистской гробницы,
Завыли в ответ на призыв сатаны.

Оскалившись, рьяно заплёвывать стали,
Что свято и ценно, с врагом в унисон.
И каяться, каяться нас призывали
В угоду желаниям бешеных псов.

Да только в оранжевых всполохах едких
Среди одурманенных и дураков,
На "пряники" купленных и на "конфетки",
Достаточно крепких у нас мужиков.

Они, как Алёша, Илья и Добрыня
Когда-то за Русь, на защиту встают
Истории! И с богатырскою силой
Отпор басурманским мерзавцам дают.

Ублюдкам с продажной душонкой недолго
Осталось на нашей земле жировать!
И все русофобы надолго умолкнут
Под окриком грозным: "Молчать... в-вашу мать!!!".
лирика,прозаФонарь
На сад, застигнутый зимою
На перекрёстках января,
Спустилась ночь...И сам собою
Вдруг вспыхнул лучик фонаря!

Сугробов белые барханы
Подёрнул отблеск желтизны,
И месяц, пасынок Мораны,
Взошёл над прозою зимы.

Крестом на снег упали тени,
Графитом вычерчен плетень,
А там, где мы когда-то пели,
В холодном инее - сирень,

А там, где был весной очерчен
И сад, и синий небосвод,
Фонарь, раскачивая ветер,
Скулит у замкнутых ворот.
Тили-тилиИскушение
У Лёхи Арбузова случилась в жизни аномалия. Вдруг, ни с того ни с сего, стали нравиться ему всякие фуги и симфонии, которые раньше он считал нудной тягомотиной. Мало того, при виде балетных порханий душа его замирала и, млея, оползала ниже центра тяжести. Стоило лишь, какой балерине засеменить ножками – всё, у Лёхи столбняк и такое выражение лица, что хоть воду с него пей, а то и благородный нарзан.

Лёхина жена, наблюдая за переменами, происходящими в её супруге, поначалу приняла их за блажь. Мол, корёжит мужика кризис среднего возраста, бьёт, так сказать, по психике культурной колотушкой – вот он, Лёха, и дуреет. Однако вскоре ей пришлось изменить поставленный мужу диагноз. И не из-за того, что стал Лёха перегибать с деликатной вежливостью – «позволь», «благодарю», «будь так любезна», или же интересоваться напряжённостями семейного быта – вовсе нет. А из-за того, что впал он в тишайшую меланхолию – непонятную для супруги, а от того и тревожную.

Придет, бывало домой с работы, поужинает, вытрет губы салфеточкой – и в кресло. Сидит, запрокинув голову и, глядя в потолок, резонирует с настырными нотами Вагнера. Долго так резонирует… и даже водку не жрёт… сволочь. Вот эта последняя перемена в Лёхиных привычках была особенно раздражающей и нервировала его жену не меньше, чем мысль о том, что, а вдруг завёл он, Лёха, увлёкшись Валькириями, себе какую Гретхен? Однако элементарные подсчёты денег и свободного Лёхиного времени говорили о том, что эта Гретхен либо дура дурой и обожает Лёху за эскимо в обеденный перерыв, либо её попросту нет, что было более правдоподобным. Потому как любой Гретхен кроме мороженого и всяко разных баварских сосисок надобно, - они, Гретхены, без этих сосисок чахнут.

Проведя столь всеобъемлющий анализ, Лёхина половина успокоилась и стала разрабатывать план будущей совместной жизни. В этот план вошли: регулярные посещения оперного театра с балетом – она в платье с шарфиком и причёской, Лёха при бабочке; новые знакомства с приличными гражданами – она в манто на каблуках, Лёха при бабочке, а так же непременные чаепития на приёмах-раутах – она вся в голубом с брошью, Лёха при бабочке, в новых носках.

От всех этих планов и перспектив у Лёхиной супруги аж дух захватило, а чуть успокоившись, она и начала действовать. Действия женщины, желающей вкусить от щедрот культурного образа жизни так же напористы, как пар в паровозе – он уж и свистит, и шипит, и всякие шатуны-кривошипы толкает.

И буквально за пару – тройку дней ею были изучены репертуары «подходящих» театров, отмечены места сборищ ценителей громких и подвижных искусств, а так же куплен отрез голубой ткани – на платье.

Однако осуществиться радужным мечтам мадам Арбузовой, было не суждено, так как самозабвенное почитание Вагнера рухнуло в Лёхе так же внезапно, как и зародилось. Обрушение это произошло в воскресный день за обедом. Сначала слетела с Лёхи его таинственная меланхолия вместе с деликатной вежливостью, после чего ему страсть, как захотелось грамм сто казённой. Захотелось сто, а принял он все двести… сволочь. На вопрос же супруги, - А как же теперь быть с операми-балетами? – Лёха махнул рукой и, закусывая солёным огурчиком, ответил – К чёрту эти оперы-балеты. Надоело…
После этого Лёхиного заявления у его благоверной вдруг и возникло такое сильное желание овдоветь, что попадись ей под руку что тяжёлое, то лежать бы Лёхе Арбузову на кухонном кафеле, в лучшем случае, с весьма тяжёлой контузией…

***
Старый Змей-искуситель хрустнул антоновским яблочком и, прожевав, наставительно произнёс, - Искушать человеческое существо можно чем угодно – любой глупостью, надобно только сделать из неё «ценность».
В ответ молодой аспид живо закивал головой и затараторил, - Да-да, учитель… я всё понял… любой глупостью. Так как Вы сейчас с этим Лёхой… я, честно говоря, чуть не надорвал брюхо от смеха. Здорово Вы его – дудки-музыки, а потом «бац»и… знай своё место!

Старый Змей откашлялся и, нацепив очки, долго посмотрел на ученика. После чего он выдохнул неопределённое, - Мда-а-а-а… - и добавил, - друг мой, при чём тут какой-то Лёха? Кому интересен этот бесхребетный рамолик?
А видя непонимание в глазах подопечного, Змей вновь произнёс своё, - Мда-а-а…- и закончил, - Всё это время я искушал его женщину…
лирика,прозаИроничное
Если творчество вам – не обуза,
Если творчество просто – бзик,
То к поэтам приходит Муза,
А к поэткам тогда – Музык!
Мои стихи, песни и прозаМинус 30, или Со свиданья
(Из воспоминаний о Севере)

Минус тридцать! Мороза иголки
Жалят скулы и щёки не зря:
Вон востока кедровую холку
Окровавила в скачке заря!

Пробуждается северный город
Весь в морозном горячем чаду,
Сквозь него, безрассудочно молод,
От любимой подруги иду…

Эх, зачем было мне торопиться
В день сегодняшний, я не пойму -
Минус тридцать, увы, минус тридцать
Зим тому...

23.01.2020
лирика,прозаБезысходность
С новой силой волна-цунами
Прибивает меня ко дну,
Хлещет ветер под парусами,
Кренит лодку… И я тону!

Безнадёжно искать подмогу,
Бесполезно взывать к судьбе,
Всё с собой – и молитва к Богу,
В сердце исповедь – при себе.

Мне не выжить… Надежда гаснет,
Будто солнце – в кромешной тьме.
Крик о помощи – он напрасен!
Течь изрядная на корме.

Не прощает ошибок море,
Не прощает ошибок жизнь…
Небосвод пополам раскроен,
Манит бездна – поторопись!

Рок? Случайность? Я в лодке утлой
Оказалась совсем одна…
Как же трудно бывает утром
Осознать всю погибель сна.
"Их знали миллионы"Умер Данила Перов



Актер театра «Содружество актеров Таганки» Данила Перов скоропостижно скончался в возрасте 51 года.

«Сегодня ночью скоропостижно скончался наш друг, товарищ и брат, Заслуженный артист России Данила Перов. Невозможно осознать и принять эту утрату, доброго, отзывчивого и любимого всеми нами Данилы. Будем помнить, любить и поминать добрым словом», — сообщается на сайте театра.
лирика,прозаГолос
Буквально через один космический период мы подлетали к Солнцу.
Внутренние часы показывали полночь от Рождества Христова.
Я взглянул в иллюминатор – та же кипящая магма, тот же крутящийся смерч солнечных излучений.
- Пристегнуть ремни. – Наш капитан, добившийся оглушительных результатов в сфере аэронавтики – совсем ещё юнец. По космическим часам планеты Аппа ему – всего девять с половиной временных периодов. Именно поэтому Дюк всегда выглядит несколько самоуверенно.
К полёту в соседнюю галактику, где звезда G2V, иначе говоря Солнце, ещё вращается вокруг своей оси, мы готовились ни много ни мало – 5 периодов! Сейчас Солнце не такое яркое, каким видели его наши далёкие предки – земляне. Да и планеты с таким названием давно не существует! Когда-то мы, потомки обитателей Земли, перебрались в Большое Магелланово Облако.
Оказалось, зелёно-голубая планета, изображённая на старых атласах, всё ещё вращается на своей орбите! Только теперь она напоминает безжизненный булыжник грязно-бурого цвета – ни растений, ни животных, ни атмосферы. Ничего…

- Готовность номер один, - капитан Дюк поднял вверх указательный палец.
Корабль сильно затрясло, видимо, магнитная буря проверяла нас на прочность. На мониторе вдруг появилась необычная голограмма.
- Что это? – глаза капитана запульсировали голубым. Это бывает всегда, когда перед ним встаёт сложная задача.
Мы со Вторым Помощником недоумённо переглянулись – символы и знаки переплелись в замысловатые, не поддающиеся объяснению, непрерывные линии. Я вздрогнул – в моих наушниках раздался щелчок, а затем вдруг неожиданно заиграла музыка. Я вздрогнул… Необыкновенные звуки вибрировали, волновали, трепетали, погружая меня в состояние транса. Я прикрыл глаза… Мне показалось, когда-то я слышал нечто подобное – в прошлой жизни, в прошлом своём воплощении.
Перед глазами замелькали странные, непривычные для нашей планеты пейзажи - горы в белоснежных шапках… большие растения, кожура которых имела белый, в чёрную полоску, цвет… зелёная растительность… голубой полог неба…

Сквозь удивительную, завораживающую музыку до моего сознания донеслись слова:
- Это – планета Земля. Колыбель человечества. Ваша малая родина.
Картинки, словно слайды на экране, быстро сменяли другу друга: вот на смену зелёной траве пришла выжженная пустыня, а вместо голубого неба появился чёрный смог из газов и копоти.
- Что происходит? – обратился я неведомо к Кому.
Но в ответ на вопрос мне показали ещё одну яркую картинку: летящее насекомое с полосатым брюшком, видимо, надышавшись ядовитых испарений, замертво упало на землю, задрыгало лапками.
- Это – медоносная пчела, - грустно сказал Голос. – Правда, симпатичная?
И чуть помедлив, добавил:
- Несколько периодов назад, именно с гибели пчёл, началась цепочка экологических катастроф на планете Земля.
Кажется, словосочетание «экологическая катастрофа» я встречал в одном из справочников по аэронавтике.

- Послушайте, - обратился я к Неизвестному, - мы, жители планеты Аппа, не виновны в том, что случилось. Это – дело рук землян!
Голос в ответ промолчал… А мне показали странное существо: шарообразная голова, две руки, две ноги, и полное отсутствие хвоста. Тело существа, в отличие от моего, лёгкого и полупрозрачного, состояло из уплотнённой тёмной материи.
- Это – твой далёкий предок, Homo sapiens, человек разумный, - грустно сказал Голос.
Музыка изменила плавное звучание - в голове задребезжало, заскрежетало, застучало…
- Зачем вы сюда явились? – устало спросил Голос.
- Мы хотим понять причину странного поведения Солнца. А ещё в наших планах – наблюдение за планетами Солнечной Системы.
Голос промолчал, а в моей голове наступила звенящая, в тысячу децибел, тишина. Музыка смолкла окончательно.

- Эй, Ты где? – не выдержав напряжения, крикнул я в пустоту. – Ты слышишь меня?.. Мы не отвечаем за то, что сотворили наши предки – земляне. Мы не в ответе за человека НЕ разумного! В процессе эволюции лично во мне не осталось ничего от того существа, которое когда-то обитало на земле.
- Разве? Совсем ничего? – в Голосе послышались нотки сарказма.
- Конечное нет! – горячо воскликнул я. – Посмотри Сам: мы – бескровны, мы – бесполы. Мы содержим нашу планету Аппа в чистоте… В конце концов, мы не питаемся себе подобными, как это делали земляне!
- Но кое-что общее у вас всё-таки осталось, - возразил Голос.
- Что же?
- Подумай сам.

Музыка внутри меня вновь завибрировала, задрожала вспышками неонового света. Снова замелькали яркие картинки: радуга над полем, пчела, вьющаяся над цветком, золотая рыбка, плескавшаяся в пруду…
- Прекрасно! – невольно воскликнул я.
И в тот же самый миг яркая картинка исчезла… Я увидел море, бьющееся о скалы, и тонны мусора, и рыб, плавающих кверху брюхом… Я увидел мёртвых пресмыкающихся, пожираемых червями… и обугленный лес… и низкое серое небо без проблесков света.
- Ужасно!
- Совершенно с тобой согласен, - Голос слегка дрогнул.
Я вознегодовал:
- Это – не человек разумный. Это - человек алчущий!
Тревожная неясная мысль билась в моих висках.
- Именно – Мысль! – поспешно согласиться Голос. – В ваших скрижалях сказано: и было вначале Слово… Я бы выразился иначе: вначале была Мысль! Ибо именно с неё, Мысли, всё берёт своё начало и имеет свой конец.
- Ну конечно! Как же я сразу не догадался! – Всё, наконец, встало на свои места. – Правильные мыслеобразы рождают всё хорошее, прекрасное. Грязные помыслы сеют хаос.
- Значит, ты догадался, что погубило землян?
- Да! Большинство землян знало, что Мысль – материальна. Но всю силу Мысли они осознали и оценили слишком поздно. Тогда, когда исправить ничего уже было нельзя… Забыл слово… Э-э-э…
- Эгрегор.
- Точно! Коллективное бессознательное.
- Всё верно… А теперь возвращайтесь домой, в этой Галактике делать вам больше нечего.
- Ты считаешь, ничего исправить нельзя?
Голос тактично промолчал, и вдруг задал встречный вопрос:
- Скажи, лично тебе чего не хватает для счастья?
Я задумался… Кажется, всё, к чему стремился, у меня есть - дом-капсула, работа в сфере аэронавтики, два преданных робота…
Я почувствовал, как в том месте, где у землянина когда-то находилось сердце, стало горячо. На задворках моего сознания появилась картинка: цветущая поляна и пчела, собирающая нектар с цветка. Увы! На планете Аппа таких полян нет, существует всего несколько оранжерей, где разводят цветы, и искусственно их опыляют.
- Мне пришлась по душе твоя Мысль, - я почувствовал скрытую улыбку в Голосе. – Не беспо…
Окончание фразы утонуло в зазвучавшей музыке. И была эта музыка так божественна, так прекрасна, словно шёпот ветра – в листве дерева; словно журчание ручья, бегущего с горы; словно шелест дождя в луговых травах... В душе наступило такое умиротворение, какого я не испытывал никогда! Я плыл по волнам наслаждения, как будто космолёт – по волнам солнечного ветра, как будто созвездие Рыб – по космической глади… Я захлебнулся от восторга! Я потерял ощущение пространства и времени…

- Очнись! – лицо Дюка выражало крайнюю степень недовольства вкупе с недоумением.
Я отогнал наваждение и взглянул в иллюминатор – за стеклом бушевало обжигающее солнечное пламя.
- Мы не можем продвинуться вперёд даже на одну световую единицу, - капитан выглядел явно сбитым с толку. – Начальство меня за это по голове не погладит, и премии лишит.
- Мы упёрлись в невидимую стену, - подтвердил Второй Помощник.
Монитор неожиданно булькнул и вспыхнул красным.

- Видите это? – Дюк ткнул длинным крючковатым пальцем в экран.
Я почему-то не удивился - с монитора на меня внимательно смотрело насекомое. Да-да! Полосатое брюшко, мохнатые лапки, два прозрачных крыла и чёрные блестящие глаза…
Моя Мысль выстроилась в правильную цепочку, приобрела определённый вес:
- Пчела. Цветок. Лес. Птица. Земля!

- Смотрите! – испуганно воскликнул Второй Помощник. – Какое странное насекомое.

- Это – пчела. – Я увидел в мониторе своё счастливое лицо. – Дюк! Пожалуй, нам рано ещё возвращаться. Настало время навести порядок здесь, в пределах этой Галактики.
- Ты считаешь это целесообразным? – иногда капитан Дюк соображал довольно туго.
- Да! Я считаю разумным обратиться к начальству с предложением.
- Каким же?
- Реставрировать планету Земля, возродить на ней жизнь.
- Ты сошёл с ума? На это понадобится огромное количество времени и колоссальные средства!
- Мысли позитивно, Дюк! С такими помощницами, - я поднёс к лицу палец с сидящей на нём пчелой, - это случится гораздо быстрее, чем ты думаешь.
Дюк неуверенно пожал плечами.
Пчела, словно почувствовав, что говорят о ней, издала дребезжащий звук (видимо, так они разговаривают) сорвалась с руки и, покачивая крылами, точно минисамолёт, подлетела к Дюку и уселась на плечо.
- Разворачиваем корабль. Направление – планета Земля!
- Есть, капитан! – весело откликнулся Второй Помощник и сделал плавный манёвр.
Развернув космолёт, мы двинулись к Земле.
- Спасибо, - сказал я в пустоту, хотя и знал наверняка, что абсолютной пустоты в космосе не бывает.
- Удачи-и-и-и…
В моём скафандре послышались помехи, и Голос окончательно замолчал.
Вместе с ним смолкла и музыка.
- Да, удача нам не помешает, - я вздохнул и прикрыл глаза. – Каждая Мысль также материальна, как капитан Дюк, пялящийся в монитор корабля… Каждая Мысль также материальна, как звезда G2V… Или как эти прекрасные насекомые... А это значит - у Земли есть будущее! И пока я, астронавт Зак, жив, я сделаю всё, что в моих силах.
"Эхо старых следов"В Австралии дождь!
В Австралии после засухи и пожаров наконец-то пошли дожди. Как рады животные!https://www.facebook.com/symbiozoo/videos/462020941140093/?v=462020941140093
КривоРожкаБезнадежность
Последний отблеск зимнего заката
Почти угас.
Мы тоже были счастливы когда-то,
Да и не раз!

Играл оркестр – серебряные трубы,
Звенела медь.
От водки ледяной ломило зубы,
Хотелось петь.

Хотелось песен, долгих и тревожных,
Как степь в цвету.
Нам говорили: «Хватит, невозможно
Жить на лету!»

А нам лететь бы, дерзко и крылато –
На красный свет!
А нам казалось: после всех закатов
Придет рассвет.

Придет весна, и будет еще много
В степи цветов.
Но растворилась дальняя дорога
В тумане снов.

Ушел оркестр, и водка тепловата,
И крыльев нет.
И тает бесконечного заката
Холодный свет.
На острие эмоцийПророчество
В звенящей тишине ночного полумрака,
Когда все люди спят ещё глубоким сном,
Пророк средь звёзд узрел вдруг очертанье знака.
И знак в его цепи последним стал звеном.
Теперь он понял всё. Что битва уже близко.
Он тяжело вздохнул, не сдерживая стон.
И, голову склонив свою седую низко,
Он вывел на песке клюкой: "ARMAGEDDON".
На острие эмоцийГламурные паразиты
Гламурное быдло, возросшее в семьях
Богатых чиновников и торгашей,
Совсем обнаглело! Поганое племя
Поганой метлою бы выгнать взашей!
Уж чуть ли ни Богом себя возомнили,
Решая, кому здесь и сколько рожать,
Когда без стыда всей стране заявили,
Что нищим не нужно свой род продолжать.
Раз хапнуть сумел ты в "святых девяностых",
То ты - полноценный для них человек.
А нет, - нищеброд, и пора на погосты
(И даже неважно им, сколько вам лет).
Презрительный пафос, цинизм и глумление,
Манерность, апломб, неприкрытый снобизм!..
А в общем, - испорченное поколение,
В котором расцвёл социальный фашизм.
Какая "духовность"?! Какое "развитие"?!
У них только роскошь одна на уме!
И самое мерзкое, - эти "родители"
Детей воспитают подобных себе.
"Их знали миллионы"Модельер принцесс и кинозвезд: 115 лет со дня рождения Диора


Кристиан Диор (фр. Christian Dior) родился 21 января 1905 года в городе Гранвиль (Франция), в состоятельной семье. Когда Кристиану было 6 лет, его семья перебралась в Париж.

Кристиан получил домашнее образование, а затем был отдан в Свободную школу политических наук для подготовки к карьере дипломата. Но это занятие не привлекало мальчика, он предпочитал музеи, музыку и живопись. В 1928 году он вместе с другом открыл художественную галерею. Просуществовала она около трех лет и была закрыта из-за смерти матери и болезни отца Кристиана, ведь именно отец финансировал ее.
Сторона родная - ЛукоречьеТак много тихих скромных мест
Так много тихих скромных мест
Во глубине лесов России,
Где малых рек негромкий плеск
Скрывают травы луговые.

Где шорохи сосновых крон
И эхо колобродит гулко.
Стучит в окошко старый клён
И приглашает на прогулку.

Печально вечереет день
Вдали за полем и за садом.
И тень наводит на плетень,
Скрипя, соседская ограда.

Сирень и флоксы под окном.
Ждёт долго странника-поэта
Старинный деревянный дом
На краешке России где-то.
Мои стихи, песни и прозаРасстрел в Миролюбовском парке
Прочитал стихотворение «Мальчики играли в Бога» замечательного поэта из Санкт-Петербурга Владимира Плющикова и защемило сердце, всколыхнуло придонье памяти:

Мальчики играли в бога...
Деревянный крест.
Запылённая дорога,
Вдоль дороги лес.
Молоток, моток шпагата,
Несколько гвоздей.
Кот ни в чем не виноватый,
Четверо друзей.
На костре пекут картофель
Четверо ребят.
Под сосной, как на Голгофе,
Рыжий кот распят.
Лижет...
Лижет...
Лижет воздух...
Рядом - пустота.
Смерть кошачья ходит возле
Страшного креста.
"Вроде сдох - сказал Серёга -
По домам пора."
Мальчики играли в бога.
Кончилась игра.

… Крымская весна 1968 года, года моего 9-летия. В сельском заброшенном парке мы со сверсниками среди больших пацанов. Большие – это те, кто старше лет на пять и более, то есть 14-15-летние подростки. Они – заправилы во всём и беспрекословные авторитеты для такой мелюзги, как мы. Парк – одно из любимейших мест наших сборищ для игр и забав. В этот раз в нём устроено стрельбище, но не из рогаток, а настоящее, как на стрелковом полигоне: кто-то из больших пацанов заимел доподлинную пневматическую винтовку, «воздушку», такую как в районном тире, где один патрончик для выстрела стоит аж три копейки!
На земле и на кустах расставлены-развешены мишени – пустые консервные банки и спичечные коробки. Стрелки-счастливчики, разумеется, из избранных мальчишек, из больших. Мы, малышня, на установке мишений и завистливые зрители.
«Бах!» - звучит винтовка.
«Дзынь!» - звенит банка.
«В точку!» - ликуем мы.
«Бах!» - хлопает «воздушка». Но… спичеченая коробка остаётся стоять не шелохнувшись. И презрительное словечко «мазила» доносится до ушей промахнувшегося. Винтовку у него нетерпеливо перехватывают очередные руки. И всё повторяется.
«Бах!». «Дзынь!». «В цель!». «Мимо!».
Весело! Лихо!
А потом кто-то приносит серого кота. «Живая мишень!»
Покорного котофея, привыкшего к человеческим рукам, привязывают к дереву. Стрелки становятся на пятиметровую линию огня, самый меткий из них начинает целится.
«Пуф!». И первая же свинцовая пулька пробивает лоб животного. Из раны выпучивается кровово-белёсый волдырь. Но кот жив. Осознав, что его убивают, он мечется, извиваясь в цепких путах, щерится белыми клыками и по-рысиному громко шипит.
Это веселит больших пацанов и ужасает нас, мелюзгу.
- Теперь я! – торопится зарядить оружие следующий. Вставив пульку и захлопнув ствол, он картинно метится в шипящую мишень. На пасти кота уже образовалась кровавая пенка. Уши его прижаты, а из раны растёт и растёт ужасный волдырь…
- Не надо! – подбегает к стрелку один из нас, «мелких», мальчик по прозвищу Ивашка.
- Да пошёл ты! – отталкивает его ногой вдохновлённый расстрельщик.
Но Ивашка, заслоняя кота, встаёт под дуло винтовки. – Не стреляй, не убивай его!.. – На глазах мальчишки выступают слёзы.
Но разве может какой-то малец загасить пламенный азарт больших пацанов? Даже слезами! И они попросту отбрасывают заступника в сторону с места действия.
Громко хлопает второй выстрел. Пулька попадает в цель – теперь в бок кота. Животное извивается в последних муках…
И тогда из-за спин опять выбегает Ивашка. Закрывая жертву собой, он идёт в наступление на убийц – один против всех! От обиды, жалости и бессилия, как последнее своё оружие, мальчишка выпускает из носа… густые обильные сопли. Размазывая их кулачками по лицу, он ревёт белугой, угрожая перемазать всех липкой слизью. И действительно: стрелки, боясь испачкаться, разбегаются по сторонам - кто со смехом, кто с брезгливостью и негодованием...

…Вот такая картинка полувековой давности всплыла из глубины моего сознания. Несчастный кот тот, конечно, погиб, а мальчик Ивашка вырос, чтобы однажды увидеть это стихотворение и рассказать свою похожую историю.

21.01.2020
Памяти "Немца"...Без тебя...
Амальгама зеркал
всё, что видела, помнит.
Как меня ты ласкал.
Уходил как из дома.
Как тебя я ждала,
забывая про сон...
Как стучали сердца
в унисон.
Амальгама зеркал
ничего не расскажет.
Всё, что было у нас,
никому не покажет.
Амальгама зеркал
нашу тайну хранит.
Всё случилось. Всё было.
А память саднит...
Словно рана в душе
не даёт мне забыться...
Амальгама хранит
наши светлые лица,
когда жили с тобой
друг для друга...
Любя......
Теперь я - без тебя...